Третий Рим - это... Почему Москва - Третий Рим? Почему москву называют третьим римом краткий ответ


Почему Москву называют третьим Римом, Кто сказал Москва - третий рим

Царь Всея Руси Иван III

Москва — Третий Рим — идея богоизбранности русского народа и русского государства, их центрального места в истории западной цивилизации, ведущей роли православия в сохранении нравственных, общечеловеческих христианских ценностей на фоне утратившей или утрачивающей эти ценности католической, протестантской Европы, погрязшей в грехе и неверии

    После падения «второго Рима» — Константинополя «третий Рим» — Москва возомнила себя единственным в мире убежищем правой веры и истинного благочестия. В то время православная Русь считала себя единственной обладательнице Христа и христианства; греков она презирала, а инославные вероисповедания ставила на одну доску с язычеством. Говоря словами В. О. Ключевского, органический порок древнерусского церковного общества заключался в том, что «оно считало себя единственным истинно правоверным в мире, свое понимание Божества исключительно правильным, Творца вселенной представляло своим собственным русским Богом, никому более не принадлежавшим и неведомым» (Е. Н. Трубецкой «О христианском отношении к современным событиям»)

История провозглашения Москвы третьим Римом

Теория, провозгласившая Русь, Московию, её столицу Москву политическим и религиозным центром Европы возникла в ХVI веке в пору правления Россией великого князя Московского Ивана Третьего (1440-1505), когда русское общество окончательно избавилось от монголо-татарского ига, раздвинуло свои границы, организовалось в сильное, обширное, централизованное, уверенно управляемое государство. Субъективным же фактом провозглашения Москвы третьим Римом стала женитьба Ивана III на византийской принцессе, племяннице последнего византийского императора Софье Палеолог.

Почувствовав себя в новом положении и еще рядом с такой знатной женой, наследницей византийских императоров, Иван нашел тесной и некрасивой прежнюю кремлевскую обстановку, в какой жили его невзыскательные предки. …Из Италии выписаны были мастера, которые построили новый Успенский собор, Грановитую палату, новый каменный дворец на месте прежних деревянных хором. При дворе стал заводиться сложный и строгий церемониал. В московских правительственных, особенно дипломатических, бумагах с той поры является новый, более торжественный язык, складывается пышная терминология, незнакомая московским дьякам удельных веков. (Появилась) целая политическая программа, характеризующая не столько действительное, сколько искомое положение. В основу ее положены два представления, извлеченные московскими правительственными умами из совершавшихся событий: мысль о московском государе как о национальном властителе всей Русской земли и мысль о нем как о политическом и церковном преемнике византийских императоров

.

Работа московских «политологов» свелась тогда к подготовке доказательств того, что Русь действительно имеет историческое право заменить авторитетом, силой, духовностью павшую под ударами турок-османов в 1453 году Византийскую империю.

***

Московским политикам начала XVI в. мало было брачного родства с Византией: хотелось породниться и по крови. В московской летописи появляется новое родословие русских князей, ведущее их род прямо от императора римского. По-видимому, в начале XVI века составилось сказание, будто Август, кесарь римский, обладатель всей вселенной, когда стал изнемогать, разделил вселенную между братьями, и брата своего Пруса посадил на берегах Вислы-реки по реку, называемую Неман, что и доныне по имени его зовется Прусской землей, «а от Пруса четырнадцатое колено — великий государь Рюрик». Московская дипломатия делала из этого сказания практическое употребление: в 1563 г. бояре царя Ивана (Грозного) приводили словами летописи эту самую генеалогию московских Рюриковичей

.

***

(Была ещё одна подтасовка). Владимир Мономах был сын дочери византийского императора Константина Мономаха, умершего за 50 лет с лишком до вступления своего внука на киевский стол. В московской же летописи, составленной при Грозном, повествуется, что Владимир Мономах, вокняжившись в Киеве, послал воевод своих на Царьград воевать этого самого царя греческого Константина Мономаха, который с целью прекратить войну отправил в Киев с греческим митрополитом крест из животворящего древа и царский венец со своей головы, т. е. мономахову шапку. Митрополит именем своего царя просил у князя киевского мира и любви, чтобы все православие в покое пребывало «под общею властью нашего царства и твоего великого самодержавства Великие Руси». Основная мысль сказания: значение московских государей как церковно-политических преемников византийских царей основано на установленном при Владимире Мономахе совместном властительстве греческих и русских царей-самодержцев над всем православным миром

***

И ещё. (Существовало) византийское известие XIV века, что русский великий князь носил чин стольника при дворе греческого царя, а Василий Темный в одном послании к византийскому императору называл себя «сватом святого царства его». Теперь по московской теории XV — XVI вв. этот стольник и сват вселенского царя превратился в его товарища, а потом преемника

    Эти идеи, на которых в продолжение трех поколений пробовала свои силы московская политическая мысль, проникали и в мыслящее русское общество. Инок одного из псковских монастырей Филофей едва ли высказывал только свои личные мысли, когда писал отцу Грозного (Василию Третьему, сыну Ивана Третьего), что все христианские царства сошлись в одном его царстве, что во всей поднебесной один он православный государь, что Москва — третий и последний Рим (Ключевский «Курс русской истории»)

Авторы концепции «Москва — Третий Рим»

— Московский митрополит Зосим в грамоте 1492 года «Изложение пасхалии» привел краткую версию событий христианской истории: Константин Великий основал Новый Рим, Владимир Святой крестил Русь, теперь же Иван III является «новым царем Констянтином новому граду Констянтину—Москве»— В памятнике древнерусской литературы XV—XVI веков «Повесть о новгородском белом клобуке», которую добыл в Риме русский учёный и богослов Дмитрий Герасимов и послал ее перевод новгородскому архиепископу, Русь описывается как «Третий Рим»— Монах, а возможно и игумен псковского Елеазаровома монастыря Филофей в послании, адресованном великому князю Московскому Василию III и написанном в конце 1523 — начале 1524 года, объявляет истинным Римом московскую Русь как единственно независимое и безупречное христианское государство и дает политическое обоснование преемственности имперской власти от Рима к новому Риму — Константинополю — и далее к Москве: «Соборная церковь наша в твоем державном царстве одна теперь паче солнца сияет благочестием во всей поднебесной; все православные царства собрались в одном твоем царстве; на всей земле ты один — христианский царь» (Е. Н. Трубецкой «О христианском отношении к современным событиям»)

    По мнению русского историка профессора Н. С. Чаева (1897-1942), теория Третьего Рима идеологически обосновывала и оправдывала действия правительства по созданию сильного централизованного государства; она была призвана сформировать идеологический облик Москвы. В сфере внутренней политики централизация власти в руках царя-самодержца оказала влияние на социальное развитие в целом. В сфере внешней политики создание Московского царства влекло за собой поддержку восточных христиан, колонизацию и христианизацию земель на Востоке и, наконец, оно придало больший вес московским дипломатам в их отношениях со странами Запада

Критика идеи «Москва — Третий Рим»

— Мыслитель Вл. Соловьев обратил внимание на то, что для Филофея римская государственность сохраняет свое существование («ромейское царство неразрушимо»), и это препятствует рассмотрению концепции «переноса империи» ((translatio imperii), которая в средневековой Европе давала обоснование для возведения новых европейских монархий в качестве юридически правомочных наследников Римской империи.— В наше время было установлено, что в наиболее авторитетном списке послания Филофея Ивану Третьему речь идет не о «росском» или «россейском», а о «ромейском» царстве— По мнению Н. Ульянова («Комплекс Филофея». Журнал «Вопросы истории». 1994. № 4. С. 152—162), идея Москвы — третьего Рима уходит корнями не в XVI век, а в идейный и политический климат царствования Александра II, т. е. связан с «восточным вопросом» и развитием русского империализма.

Дальнейшие приключения доктрины «Москва — Третий Рим»

Москва — третий Рим

Концепция «Москва — Третий Рим» со времен Ивана Третьего и его ближайших потомков ушла в небытие и воскресла лишь в середине ХIХ века. Для части русской элиты она стала «спасательным кругом» в поддержке национального самосознания в условиях явственно видимого отставания России от Европы в социально-экономическом и общественном отношениях. На Западе активно строился капитализм, набирали популярность либеральные идеи, стремительно развивались наука и техника. Россия же застыла в феодализме. «Ну и что — провозглашали славянофилы — пусть у них дороги, тёплые клозеты, больше порядка. Зато мы, русские — народ-Мессия, единственный в мире народ, призванный явить спасение всему миру, утвердить на земле Царство божие»Власть, самодержавие тоже были не прочь воспользоваться формулой «Москва — Третий Рим». Она позволяла власть предержащим утверждать, что у России свой собственный путь в истории, отличный от европейского, ценности, проповедуемые Западом, идеи свободы, равенства, братства народов, революционные выступления в их защиту и ради их завоевание, не для неё.В наше время доктрина «Москва — Третий Рим» не используется открыто, но идеи её живы и прекрасно здравствуют. Существует даже православный портал того же названия

chtooznachaet.ru

Почему Москву называют Третьим Римом

Каждому, кто учился в российских школах, известно, что Москва — это Третий Рим, и четвёртому не бывать. Однако мало кто знает, что значит это утверждение и как его придумали.

 

Возникновение концепции третьего Рима

 

Корни идеи о том, что Москва — это Третий Рим лежат отнюдь не в России. И изначально речь шла вовсе не о Москве. Концепция Третьего Рима возникла в XIVв. на Балканах, где постепенно разваливалась Византийская империя. Сербские и болгарские правители, освободившись от власти слабеющей Византии, использовали эту идею, основанную на концепции переноса империи, для легитимизации собственных претензий относительно византийского наследия и консолидации сил против вторжения турок. Поэтому изначально под Третьим Римом или новым Константинополем у болгар, например, подразумевался город Тырново, бывший в то время столицей Болгарии.

Однако консолидации сил так и не произошло. Осколки империи продолжали бороться между собой, пока Османская империя поглощала их один за другим.

После падения Константинополя и окончательного завоевания Балканского полуострова османами, из осколков Византийской империи началось массовое бегство знати и интеллигенции. Многие из них отправились в Италию, где спровоцировали Возрождение, привезя туда огромное количество литературы, недоступной ранее в Западной Европе. Однако Западная Европа была католической, поэтому те, кто не желал жить в католическом государстве и принимать католичество, бежали в последнюю, остававшуюся независимой православную страну — Россию.

Часто эта эмиграция носила дипломатический характер: знать покорённых государств пыталась найти союзников в борьбе с вторжением османов, чтобы освободить свои страны и вернуть власть. Подстегнуть усиливавшееся Московское княжество к войне с турками хотели и те, кто уже входил в антитурецкую коалицию: Папа Римский, император Священной Римской империи германской нации и венецианский дож. Их странам Османская империя уже угрожала напрямую, поэтому они вместе с византийскими дипломатами были совсем не прочь подстегнуть амбиции русских князей, предложив им идею о новой Римской империи и переносе Рима в Москву.

 

Восприятие концепции в России

 

Однако Москва на тот момент была слишком занята консолидированием русских земель вокруг себя, так что война с турками, которые на тот момент были очень далеки от сферы её влияния, не входила в её планы и интересы. Поэтому в России на концепцию Москвы как Третьего Рима практически не обратили внимания. Информация о ней, вероятно, сохранялась только в церковных кругах.

«Святая Русь». Картина Михаила НестероваИсточник: Wikimedia.org

Первыми русскоязычными текстами, в которых появляется эта концепция, являются два послания старца Филофея, написанные в XVI веке: «О неблагоприятных днях и часах» и «Послание Великому князю Василию, в котором об исправлении крёстного знамения и о содомском блуде».

В первом документе слова о том, что Москва — это Третий Рим, а четвёртому не бывать, встречаются лишь в самом конце, а само послание посвящено совершенно иной теме. Дело в том, что дьяк Михаил Григорьевич Мунехин, которому адресовано послание, был образованным и знакомым с западной наукой и жизнью человеком. Он увлёкся вошедшей в моду на Западе астрологией и попросил Филофея истолковать одно из сочинений на эту тему. Филофей же доказывал ему, что астрология — это ересь, и жизнь человеческая зависит не от движения звёзд, а от воли божьей. Поэтому Мунехину, который был дьяком при псковском наместнике и управлял многими делами Пскова, не следовало опираться в своих решениях на предсказания астрологов. Филофей говорит о том, что Русское царство — это Третий Рим, христианское царство, и жизнь его и величие в руках Бога.

Ту же мысль высказывает он и в послании князю Василию, в котором концепция Москвы как Третьего Рима занимает уже более важное место и играет иную роль. В нём Филофей предостерегает государя от того, чтобы царство его впало в грех и ересь. По его словам, Русь — это последнее прибежище христиан,под Римом подразумевается исключительно правоверное христианское государство. В связи с этим сохранение чистоты обряда и борьба с грехом имеют крайне большое значение. Первые два Рима пали именно из-за того, что впали в ересь и стали греховны, так что и люди их потеряли свой шанс на спасение. Единственное место, где ещё сильна истинная вера, — это Русское царство. Там живут последние праведники, тогда как остальной мир, по мнению Филофея, погрузился во грех. Но и эти праведники в опасности. Филофей говорит о том, что на Руси люди неправильно крестятся, обеднела церковь и распространился содомский грех, так что последнему истинно христианскому царству тоже угрожает неминуемая гибель, если князь Василий этого не исправит.

Идея о том, что Москва — это Третий Рим упоминается в посланиях Филофея лишь вскользь и не имеет особой важности. Кроме того, она носит исключительно религиозный, а не политический характер. Филофей ожидает конца света, и православное государство в его сознании является чем-то вроде ковчега для праведников, последнего оплота истинной веры. Поэтому и четвёртому Риму уже не бывать — если последний оплот веры падёт, то новому уже неоткуда появиться.

Однако послания Филофея также остались незамеченными в светской среде, и о них знали только в среде церковной. После реформ патриарха Никона, который перенял обновлённые греческие обычаи, тексты Филофея были признаны еретическими, поскольку одним из пунктов его критики Запада и двух «старых Римов» было именно искажение обряда. Новый греческий обряд для него, как и для старообрядцев, был ересью, ставшей одной из причин падения Константинополя.

 

Возрождение

 

На некоторое время концепция «Москва — Третий Рим» вновь оказалась забыта, и вновь о ней вспомнили только во второй половине XIX века. К тому моменту церковь существенно ослабла, и на передний план общественной жизни вышли вопросы нации, идентичности и отношений с Европой. Россия искала национальную идею. Кроме того, у Российской империи наконец появились претензии в отношении Балканского полуострова.

«Святая Русь». Картина Михаила НестероваИсточник: Wikimedia.org

Ирония в том, что столицей России был на тот момент Санкт-Петербург, само название которого отражает претензию города на статус нового Рима.

Поэтому, когда были переизданы несколько источников, содержащих упоминания концепции Москвы как Третьего Рима (среди них были и послания Филофея), они вызвали большой интерес русской интеллигенции и аристократии. В отличие от Филофея, требовавшего сохранения чистоты веры, новые интерпретаторы использовали идею о Третьем Риме для обоснования притязаний России на роль защитницы всех православных. Эту идею стали приписывать ещё Ивану III, собиравшему русские земли вокруг Московского княжества, обосновывая таким образом высшую миссию русского царя.

Эта концепция сохранилась и в советское время. Её отзвуки слышны даже в идее Третьего интернационала, сохранявшего чистоту социалистических идей после неправильной их интерпретации и поражения Первого и Второго интернационала. Но наибольшую известность фразе «Москва — Третий Рим» придал режиссёр Сергей Эйзенштейн, вложивший её в уста Ивана Грозного в одноимённом фильме.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

sciencepop.ru

Почему Москва - третий Рим?

"Москва - Третий Рим" - одно из самых избитых и заезженных выражений, которым привыкли характеризовать столицу в путеводителях и справочниках, речах квасных патриотов, телепередачах и других сомнительных и формальных источниках.

 

Самое интересное, что их авторы зачастую и сами не знают, почему Москву называют третьим Римом. Так откуда же пошло это выражение?

 

На самом деле, этот фразеологизм имеет под собой серьёзную культурно-историческую подоплёку. Словосочетание "Третий Рим" - не просто расхожее выражение, это религиозно-политическая идея, использовавшаяся монархиями прошлого для обоснования их особого значения в мировой политике как преемников Римской империи.

 

В Средневековой Европе была популярна теория о "переходе империи", предполагавшая, что существует метафизическое "мировое царство", которое переходит из страны в страну со сменой эпох. Грубо говоря, это своеобразная заявка на культурное мировое господство, исходившая из представления, что отдельная страна среди прочих исключительна. Соответственно, первым "мировым царством" можно считать Римскую империю (Первый Рим), вторым - Византию (Второй Рим - Константинополь), а вот за право считаться третьим как раз и пошли прения.

 

Римская империя стала первым "мировым царством" не случайно: Рим - "вечный город", незыблемый и непобедимый, под властью которого объединились огромные территории (почти все известные истории того времени народы), а с принятием христианства он приобрёл сакральный смысл как главный мировой оплот христианской веры. Тем не менее, в 5 веке нашей эры Римская империя пала, и новым сакральным центром стал Константинополь. Византия, как и Римская империя, объединила огромные территории, а Константинополь стал "преемником" Рима как новый оплот христианской веры. Но и Византийская империя в итоге пала: в 1453 году Константинополь был захвачен турками-османами.

 

Выражение "Москва - Третий Рим" указывает, что между Россией и Византией (соответственно, Москвой и Константинополем) существует такая же преемственность, как между Византией и Римской империей, что делает Россию третьим "мировым царством" - исключительной по своему политическому значению страной. И действительно - между Россией и Византией сложились достаточно тесные отношения: именно из Византии на Русь пришло христианство, монархические династии обеих стран переплетались браками, и Москва, которая к падению Константинополя стала центром русских земель, более чем вписалась в роль преемницы его славы.

 

Считается, что впервые идею о Москве - Третьем Риме высказал старец псковского Елеазарова монастыря Филофей в 1523-1524 годах. В двух посланиях к Великому князю Василию III он отождествил Московское княжество с Ромейским царством - мистическим и нерушимым оплотом христианства - и высказал ставшую крылатым выражением мысль: "Два Рима пали, третий - стоит, а четвёртому - не бывать".

 

Конечно, в настоящее выражение "Москва - Третий Рим" лишилось яркого религиозно-политического смысла, но обрело новую жизнь в качестве яркой метафоры, указывающей на древность российской столицы.

 

К слову, не только Москва претендовала на славу Рима и Константинополя: преемниками Римской и Византийской империй в разное время также заявлялись Сербия, Болгария, Италия и Третий Рейх.

mosprogulka.ru

Почему Москву называют третьим Римом? — Travel Wave — Путешествуйте с нами!

Столицу России так часто называют третьим Римом, что это уже ни у кого не вызывает удивления. Но если задуматься, возникает вопрос: почему именно Рим, и почему третий, а не второй, пятый или десятый? Понять, откуда взялась фраза «Москва – третий Рим», поможет знание исторических фактов.

Древний Рим стал христианским государством в 313 году, а чуть более, чем через столетие, империя подверглась нападению варваров. Вечный город был захвачен и почти полностью разрушен. Через несколько десятилетий на Рим снова напали, на этот раз вандалы. Более двух десятилетий понадобилось на то, чтобы восстановить разрушенный город, и до сих пор это вторжение считается кровавой страницей в истории Древнего Рима. Сегодня от былого величия осталось совсем немного, тем не менее, в городе есть, на что посмотреть, и русский фотограф в Риме – вовсе не редкость, ведь многим туристам хочется сфотографироваться на фоне древностей.

После того, как произошло крушение Западной Римской империи, начался расцвет Византии, которая по праву стала считаться преемницей павшего Рима. Христианскую церковь теперь представляли константинопольские патриархи. Таким образом, Константинополь стал своего рода «вторым Римом». Но и Византийская империя потерпела крах, когда её столица была захвачена турками-османами под предводительством султана Мехмеда II.

Впервые мысль о том, что Москве суждено стать третьим Римом, высказал старец Филофей в своих посланиях, которые предназначались для князя Василия III, но формально были адресованы дьяку Михаилу Мисюрю. В дальнейшем эта идея стала ключевым моментом в формировании новой идеологии. Народ верил в особую роль и значение отечества, а правители всячески поддерживали эту веру. Святая Русь стала считаться хранительницей православной веры и её защитницей от вражеских посягательств.

Что будет дальше, и удастся ли Москве сохранить за собой почетное звание «третьего Рима», покажет время.

www.russian-wave.ru

Третий Рим - это... Почему Москва

Часто ли слова или мысли исторических личностей искажаются в угоду правящей партии или идеологии? Взять, к примеру, безобидную доктрину Ницше о сверхчеловеке, Боге внутри нас. Она привела Германию и весь мир к мировой войне, равно как идея всеобщего равенства – к войне за независимость и гей-парадам. История России богата такими концепциями: они всплывают каждый раз, когда народ стоит на перепутье. Одна из таких теорий – сказание о Третьем Риме. Почему Москва – Третий Рим, как понимать это сегодня, думал ли скромный монах о том, что на его словах будут спекулировать веками? Поговорим об этом в нашей статье.

Как все начиналось: письма Филофея

Давным-давно, в первых десятилетиях XVI в., псковский церковник Филофей написал серию посланий. Первое – о крестном знамении – он адресовал великому князю Василию, второе – против звездочетцев – дьяку, княжескому духовнику. Это были письма-предостережения против опасностей того времени: астрологов, еретиков и мужеложцев. В обращении к правителю он называет его «охранителем церковного престола» и «царем всех христиан», Москву величает «царством», в котором сошлись все христианские земли, образовав здесь духовный православный центр – «Ромейское царство», Рим. И далее: «Пали первый Рим и второй; третий стоит, а четвертого не случится».

Неизвестно, был ли именно Филофей основоположником этой концепции. По некоторым данным, у митрополита Зосимы в письмах рассматривалась теория Третьего Рима за 30 лет до псковского монаха. Описывая суть так же, Зосима называл Москву «константинопольским преемником». Чтобы понять, что имели в виду русские церковники, нужно окунуться в историю того времени.

Историческая ситуация

В 1439 году константинопольский патриарх заключил с Римом Флорентийскую унию, признавая главенство Папы Римского и сохраняя от православия только формальные обряды. Это был сложный период для Византии: турки-османы стояли на пороге, угрожая ее независимости. Константинополь надеялся на поддержку западных королей в войне с захватчиками, но помощи так и не дождался.

В 1453 году столица пала, патриарх и император были убиты. Это был конец Восточной Римской империи.

Положение Русской православной церкви

До этого момента верховного владыку Русской поместной церкви и царей мог помазать только патриарх - наместник Бога на земле – и только в Константинополе, этом человеческом воплощении царства Христова. В этом смысле русские были зависимы от восточного соседа. Великий князь долгое время претендовал на царское звание. В 1472 году Иван III даже сочетался браком с Зоей (Софьей) Палеолог, дочерью последнего византийского императора. С ней Иван взял двуглавого орла в качестве символа нового государства. Формально он имел право на вотчину – наследство жены.

С точки зрения русского духовенства, уния была предательством по отношению к православной церкви, отходом от истинной веры. Империя поплатилась за это нашествием мусульман. Ромейское царство – Христова вотчина, а вместе с ней и права патриарха, перешли к единственному оставшемуся оплоту православия – Русской поместной церкви. И здесь теперь стоит Третий Рим – это земное царство Бога на земле.

Первый и Второй Римы

По мнению Филофея, Первый Рим – это древний Вечный город, который был разрушен в IX в. кочевниками после разделения церквей на западную и восточную. Латиняне погрязли в «ереси Аполинариевой», предали идеалы Христа. Ромейское царство перешло в Константинополь.

Второй Рим крепко стоял до XVI в., а затем был разрушен турками-османами в наказание за духовное предательство. Заключение Флорентийской унии воспринималось как ересь, от которой русский Великий князь, впоследствии царь, должен был охранять Русь.

Третий Рим – это Москва

Был ли в словах Филофея политический расчет? Безусловно, царство Божие должно обладать сильной центральной властью и влиянием на международной арене. Но не политическая обстановка заботила псковского монаха.

После того как Русская церковь унаследовала права византийского патриархата, она:

  1. Стала независимой, митрополиту не нужно было кланяться Константинополю, он назначался из местного духовенства, а не из греков.
  2. Русский владыка смог венчать князя на царство и требовать его защиты.

Идея Третьего Рима доказывалась автором из пророческих книг – ветхозаветных сказаний о четырех земных царствах и четырех зверях. Первое – языческое – сгинуло еще во времена Египта, Ассирии и старой Европы. Второе царство – латинское (Древний Рим), собственно первое христианское; третье – Византия. Четвертое - земное - должно стать последним, так как его разрушит сам Антихрист и возвестит этим конец света.

В посланиях монаха было больше страха перед апокалипсисом, чем гордости за возвышение Русской церкви. Если рухнет Москва, падет не только христианство – это будет конец человечества. Поэтому князь, которого русский митрополит помазал на царство, должен охранять истинную веру от мусульман-неверных и ереси, в том числе католицизма.

Как приняли слова Филофея в обществе?

В отличие от пессимистичного автора, русские церковники выделили положительную сторону концепции: гордость и величие. Третий Рим – это столп всего христианства. Неудивительно, что вплоть до Никоновской реформы в повестях и притчах на все лады пересказывались монаховы слова:

  1. Новгородское «Сказание о белом клобуке» (1600 г.) говорит о том, что в давние времена Константин Великий передал митрополиту Сильвестру шапку – символ высокого церковного сана. Русский церковник засмущался и не принял подарок, но реликвия через Новгород вновь вернулась в Москву, где ее по праву принял новый владыка.
  2. Притча о Мономаховом венце: о том, как на Русь попали не церковные, а светские царские регалии, которые перешли законному помазаннику Божию - первому царю Иоанну Грозному.

Несмотря на то что это было тяжелое время объединения русских земель в единое Российское государство, нигде в официальных документах концепция Третьего Рима не звучит. Можно на основании вышеизложенного сделать вывод, что идея была модна у духовенства, которое отстаивало независимость церкви, свои привилегии. Еще очень долгое время эта теория не имела никакого политического значения.

Третий Рим и Никон

В оригинальном звучании Филофея был протест не только против мусульман, но и против ереси. Под ней понимались наука и любые нововведения. Реформа Никона по унификации церковных обрядов также была отходом от традиций. Сторонниками Аввакума Никон воспринимался как Антихрист – четвертый зверь, который уничтожит последнее Ромейское царство.

Официально были запрещены писания Филофея и все сказания и притчи, которые прямо или косвенно указывали на теорию псковского монаха, ибо они доказывали законность староверческих правил. Раскольники унесли эту идею с собой в Сибирь и отдаленные монастыри. До сих пор староверы считают, что Третий Рим – это старая ветхозаветная московская церковь, которая существует, пока живы они – ее истинные и единственные представители.

Что было дальше?

Казалось, про концепцию Третьего Рима забыла и церковь, и политическая элита. Но во второй половине XIX века она получила новое рождение. В связи с учреждением Патриаршего престола в России и тем, что русскому народу срочно нужна была объединяющая идея, письма Филофея были опубликованы. Стала общедоступной теория: "Москва – Третий Рим", суть которой немного изменилась: все упоминания о ереси были убраны, остались лишь слова про мусульман.

Русским философом В. Иконниковым была предложена интерпретация, укрепляющая имперские притязания и идеологию России: Москва после падения Византии заняла подобающее ей место в международных отношениях, она – спасительница христианства и человечества, потому что «четвертого Рима не будет». В этом ее историческая роль, ее миссия, на этом основании она вправе быть мировой империей.

Последующие трансформации теории

С этого момента Третьим Римом называют Россию как оплот человечества, приписывая ей великую миссию. Особенно для укрепления этой идеи постарались славянофилы и панславинисты. В. Соловьев, например, считал, что у России ключевая роль в объединении Востока и Запада, всех христиан под эгидой Русского православия. Историк И. Кириллов писал, что теория Москвы, как Третьего Рима, это та самая русская идея, национальное самоопределение, самосознание, которого стране так не хватало все это время. Православные должны не только объединить вокруг себя все братские народы, но и ударить по мусульманской Османской империи, чтобы она не напала первой. Во времена освободительных войн на Балканском полуострове идеи стали крайне популярны в народе.

С этих пор слова Филофея окончательно стали политическими, из них было вытеснено духовное и церковное значение.

В советское время

Теория интерпретировалась по-разному во время становления Советского государства, но уже с приходом Сталина были проведены исследования, изучены летописи и предания. Было доказано, что концепция Ромейских царств касалась только духовных дел.

Это и понятно. Великому Советскому государству не нужны были другие теории, помимо победы коммунизма во всем мире, чтобы сплотить вокруг себя соседние народы. Да и религия была под запретом. Сказания псковского монаха даже изымались из учебников.

Наши дни

СССР распался, народ обратился к Богу и снова стал искать в своей истории намеки на российский путь. Были воскрешены все исследования и публикации, от Филофея до Бердяева и Соловьева, объясняющие, почему Москва - Третий Рим. Во все учебники истории теория вошла как политическая, которая еще с Нового времени указывает русскому народу верное направление развития. Националисты вновь заговорили о миссии России в мировой истории.

Религия в наши дни отделена от народа, тем не менее первые лица государства часто бывают в церкви, вводятся уроки православия в школах и вузах, к Патриарху прислушиваются, принимая дипломатические решения. Как тут удивляться тому, что концепцией Третьего Рима западные политологи порой объясняют место России на международной арене!

Итак, панславизм, большевизм, советский экспансионизм, русская национальная идея, истинный путь, историческая миссия – все это объяснялось концепцией Третьего Рима, описанной монахом Филофеем в 1523-1524 годах. Знал ли церковник о том, что его слова найдут такое широкое применение? Если изучить контекст (полную запись посланий) и историческую ситуацию, то можно увидеть, что большого политического оттенка в теории нет. Только религиозный, апокалиптический, церковный страх за независимость и силу Русской церкви. Однако на протяжении нескольких столетий слова Филофея все же нещадно эксплуатировались теми, кому была выгодна иная трактовка, и приобрели и другой смысл. Как сегодня следует понимать «Москва – Третий Рим»? Как и по поводу всех остальных исторических идей, каждый должен самостоятельно решить, считать ли это порождением того времени или объяснять теорией современное положение вещей.

fb.ru

Почему Москву называют Третьим Римом?

Варвара Гранкова

Москву в России называют по-разному – у столицы много имен и прозвищ. Есть уважительные эпитеты: так, «первопрестольная» указывает, что именно Москва стала первой столицей молодого Русского государства, а «златоглавая» отсылает к золотым куполам московских храмов. Есть насмешливые – «нерезиновая» или «большая деревня». Но одно из самых привычных, восходящих еще к Средневековью, – «Третий Рим». Откуда оно взялось?

Впервые Москву «третьим Римом» назвал православный монах Филофей, писавший в 1523-1524 гг. послания московскому великому князю, где призывал бороться с ересью. Московское княжество, по мнению монаха, оставалось последним оплотом истинной веры. «Все христианские царства пришли к концу и сошлись в едином царстве нашего государя, – утверждал Филофей в одном из посланий. – Два Рима пали, а третий стоит, а четвертому не бывать».

Первый Рим в терминологии Филофея – это настоящий Рим, столица Римской империи, объединившей под своей властью десятки народов. В IV веке христианство постепенно стало доминирующей религией в изначально языческой империи, и Рим стал христианской столицей мира.

Ему наследовал Константинополь, главный город Византийской империи, где после раскола христианской церкви на католическую и православную (1054 г.) укоренилось православие. С точки зрения православных, католический Рим пал, впав в ересь, а столицей истинно христианского мира, «вторым Римом» стал Константинополь.

После крещения Руси в X веке русские признавали авторитет византийского императора как покровителя всех христиан, отмечает историк Светлана Лурье. Но через несколько веков рухнул и «второй Рим»: в 1453 г. Османская империя завоевала ослабленный политическими кризисами Константинополь и переименовала его в Стамбул.

Главной православной столицей стала Москва, в XV-XVI веке как раз объединявшая вокруг себя разрозненные русские земли.

Забытая идея

Как пишет американский историк Маршалл По, автор работы «Moscow, the Third Rome: The Origins and Transformations of a „Pivotal Moment“», идею «Третьего Рима» на Западе часто используют для объяснения советской, а потом российской внешней политики: якобы в ее основе лежат экспансионистские идеи о создании империи вроде Римской.

Сам По считает такой подход неверным: "Подобная идея не имеет ничего общего с долгосрочными перспективами внешней политики России или национальной психологией".

Историк поясняет: значение концепции преувеличивают. На самом деле после того, как монах Филофей в конце XVI века высказал идею «третьего Рима», на три века о ней благополучно забыли. Русское государство расширялось, но не из-за мечтаний правителей о православной империи, а по более естественным причинам: борьба за ресурсы, выход к морям и т.д.

Впервые об идее Филофея вспомнили уже во второй половине XIX века, при императоре Александре II, когда его послания опубликовали широким тиражом. Концепцию «Москва – третий Рим» взяло на вооружение российских движение панславистов, мечтавших об объединении славянских народов под эгидой Российской империи. Но после революций 1917 г. и прихода к власти коммунистов панславистские идеи сошли на нет.

«Город на семи холмах»

Помимо статуса имперской столицы, восходящего к Средним векам, Москву мало что объединяет с Римом – в столице России совершенно другая архитектура и куда более суровый климат. Одна из немногих общих черт – Москва, как и Рим, якобы стоит на семи холмах.

Историк-москвовед Александр Фролов, впрочем, говорит, что выражение «город на семи холмах» не соответствует действительности. Он поясняет, что при перечислении «холмов» в летописях упоминаются небольшие пологие возвышения, которые сложно считать холмами. Единственный настоящий холм – Боровицкий, на котором и сейчас стоит московский Кремль. Остальное Фролов называет красивой легендой. «Плод воображения романтиков, – говорит историк. – Очень уж хотелось назвать Москву Третьим Римом».

"Как водка...", "Зачем Путин...". Мы собрали самые популярные поисковые запросы пользователей, имеющие отношение к России. В серии статей "Почему Россия" мы детально ответим на каждый вопрос. 

ru.rbth.com

Москва — третий Рим: откуда пошло выражение?

Известная всем со школьной скамьи фраза «Москва — Третий Рим» появилась на Руси в первой половине XVI века. Она была связана с философской концепцией о переносе «центра мира» в столицу Русского государства. Ее автором традиционно считается монах псковского Елеазарова монастыря Филофей. В посланиях 1523—1524 годов дьяку Михаилу Мисюрю-Мунехину и великому князю Московскому Василию III он говорил о роли «Рима земного», которую должна была занять Москва.

Эта идея, получившая в науке название translatio imperii (с лат. «переход империи»), впервые появилась еще в античных источниках и кочевала из эпохи в эпоху. «Первый» Рим, прозванный современниками caput mundi (с лат. «столица мира»), был центром цивилизации, носителем верховной власти на земле. После распада Западной Римской империи в результате нашествия варваров новым, «вторым», Римом стал Константинополь. В столице Византийской империи, которую сами жители именовали не иначе как Восточная Римская империя, эта философия пополнилась христианскими смыслами. Новый центр мироздания стал местом паломничества жаждущих отмолить грехи и получить прощение. Но и «второму» Риму было не суждено существовать долго: в 1453 году турки-османы захватили город, и он перестал быть средоточием христианской власти. Вновь возник вопрос — кто станет хранителем и опорой христианской веры на земле.

В интеллектуальной среде православных народов стали возникать прообразы центра — хранителя заветов православия: сербы, например, считали будущим «третьим Римом» Белград, болгары — Великое Тырново. Однако во второй половине XV века большинство этих территорий находилось под властью Османской империи. Единственным независимым православным царством оставалось Русское государство. На тот момент оно сбросило ярмо монголо-татарского ига и постепенно становилось мощным централизованным государством.

Согласно дошедшей до нас версии послания Филофея, «первые два Рима погибли, третий не погибнет, а четвертому не бывать». Этот тезис на словах закреплял за Москвой статус последнего лидера христианского мира. Несмотря на кажущуюся абсурдность подобного самопровозглашения, формулу «Москва — Третий Рим» приняли многие.

Укреплявшееся Русское государство должно было политически закрепиться на мировой арене. С религиозным «переходом империи» от Константинополя к Москве возникла потребность и в политической преемственности от Византии. Возникали легенды о происхождении Рюриковичей от брата римского кесаря Августа; о шапке Мономаха, будто бы подаренной русскому князю византийским императором; о белом клобуке, ведущем свою историю от Константина Великого. Все это подкреплялось браком Ивана III и племянницы последнего византийского императора — Софьи Палеолог, принятием им царского титула и византийского герба. Само самодержавие строилось на концепции «Москва — Третий Рим»: государь всея Руси не только был политическим лидером, но и гарантировал сохранение православных церковных канонов и чистоты нравов.

Также статус Третьего Рима означал для Москвы и ряд «вселенских» обязанностей, которые были выгодны в том числе и западному христианскому миру. Русь в качестве защитницы христианской веры становилась ответственной за христиан, находившихся в подданстве Османской империи, а потому должна была активно включиться в борьбу с турками-османами, покорявшими одну за другой территории Европы.

Позднее идеи монаха Филофея канули в лету и оказались вновь востребованными только в середине XIX века. Тогда концепцию «Москва — Третий Рим» стали использовать славянофилы. Они обосновывали ею отличный от Запада и Востока исторический, «третий», путь России.

www.culture.ru



О сайте

Онлайн-журнал "Автобайки" - первое на постсоветском пространстве издание, призванное осветить проблемы радовых автолюбителей с привлечение экспертов в области автомобилестроения, автоюристов, автомехаников. Вопросы и пожелания о работе сайта принимаются по адресу: Онлайн-журнал "Автобайки"